В данный момент сайт еще находится в реконструкции! Приносим извинения за временные неудобства!
lang lang
Статьи / Просмотр статьи
Памяти Виктора Москаленко

2014-07-25

С утра раздался звонок. Звонил Валерий Пономаренко из Афин. Окончательно стало ясно, «Малибу» остается в Греции и Валерий хотел согласовать сроки и место его пересадки на борт «Аванты». Это могло состояться где-то в районе Дюссельдорфа или Дуйсбурга, но точной даты мы определить не могли. К тому-же нам необходимо было согласовать дату посадки нашего мэра.

     Вот с такими задачами мы отправились к Австрийской границе. Чем выше мы поднимались, тем сильнее становилось течение и падала наша скорость. Братиславу прошли со скоростью 3 км. В час, а потом стали идти 2-1,5 км. Ни вправо ни влево, каменные буны с двух берегов, идущим вниз уступаем дорогу. Возле Девина ушли с фарватера, уступая дорогу Дунайскому каравану, который несло боком, он занял весь фарватер. Около часа стояли почти на месте, нашли нишу и двинулись вперед. До Австрийской границы 10 км. Или 11 часов. Пришвартовались, но стоять у дебаркадера было опасно для наших бортов. Стали на растяжку. Засыпая, слышали как шуршит песок о борта яхты. Под эту «баюку» мы и провели ночь.

     Утром отметив у пристава убытие из Словакии добрались до Австрийского Нюнбурга. Удивили местных жандармов, и получив «добро» ушли на Вену. После первого шлюза стало потише и пошире, мы успокоились, сверили календарь и часы – успеваем!

     Далее все пошло как в калейдоскопе, шлюзы, Линц Пассау-Регенсбург, Кель Хайм, наш 2411 км., поворот в канал. Опять шлюзы, буксировка, дни летели очень быстро и берега не запоминались. 8-го июля к нам на борт наконец-то попал Валерий Пономаренко, он прилетел из Афин. Мы ожидали завтра – 9-го июля, здесь уже в Дуйсбурге нашего мера Евгения Карташова, чтобы 10-го утром отправиться Оберхаузен на юбилей города. Мер прибыл во время. На мой вопрос «как он оценивает яхтенный переход?» Евгений Григорьевич ответил: «Вы сделали большое и нужное дело. Ваш приход в Германию на яхте стоит 250 моих, подписанных в кабинетах, протоколов о дружбе. Вы люди из Украины, из Запорожья, с вами можно вживую пообщаться и расспросить о жизни в Запорожье». Вот такая «народная дипломатия» получилась у нас. Такого приема, какой нам устроили, мы даже не ожидали.

     На выходе из шлюза в г. Оберхаузен нас встретила эскадра гребных и парусных судов, которые все 5 км. Сопровождали нас по каналу к месту торжественной встречи на набережной. По берегам канала яхту приветствовали тысячи жителей.

     На набережной встречал обербургомистр города со своей свитой. Был дан торжественный салют.

     Запорожье и Оберхаузен дружат уже 18 лет. Еще в советском 1986 году Запорожские сталевары вместе с немцами на заводе Тиссен «сварили» плавку дружбы, которая и положила начало дружбы двух городов. Северная Рейн-Вестфелия, где расположен Оберхаузен, по промышленности сродни Донбассу и Приднепровью. Река Рейн, каналы озера, шахты, металлургические заводы, химическое производство.

     Оберхаузен – это сердце Рура. Мы бывали на шахтах, заводах и фабриках. От производства до утилизации отходов производства весь процесс на очень высоком уровне.

     В Запорожской делегации был профессор Запорожской инженерной Академии Михаил Ревун, так эту оценку я даю с его слов – фантастика.

     Немцы большие специалисты не только в работе, но и в организации отдыха и досуга, поэтому наша программа пребывания была расписана по дням и часам.

     «Аванта» остановилась в частном яхт-клубе, а мы, как и вся Запорожская делегация, 11 человек, были расселены в немецких семьях, по одному на семью (для большего общения с народом).

     Меня поселили к пенсионерам: Гансу и Ингрид. Ганс профессиональный кузнец ручной горячей ковки. 40 лет проработал на заводе «Тиссен», занимается парусным спортом. «Финн» и сегодня на тележке стоит в саду у дома. Ингрид – дизайнер по керамике, глине и фарфору, имеет несколько магазинов и выставочный салон. Очень доброжелательные и активные по жизни люди. У немцев жизнь начинается с выходом на пенсию, увлечения, путешествия, отдых в Греции (в основном). Времени много, пенсионное пособие это позволяет.

     Мы отдыхали по полной немецкой программе:

     - пресс-конференция на борту «Аванты», не верили, что такую классную яхту построили в Украине – приемлемая для Европы цена – 45.000 Евро, на четверть ниже цен чем в Голландии и Германии

     - полеты на спортивных самолетах, катание на горных лыжах в местном «Альпцентре», который оборудован на территории бывшей шахты – класс!

     Побывали в Голландии на берегу Северного моря. В Голландии много яхт-клубов, очень оборудованных, с массой яхт и моторных катеров. Там отдыхаю семьями, и дети с первых шагов уже на воде сами, в жилетах очень удобных и ярких.

     Отдых отдыхом, а нам 17-го июля надо было отправляться в обратный путь домой. По плану мы должны были взять с собой 9 немецких яхтсменов. Но поскольку «Малибу» не дошла, то мы на борт «Аванты» могли взять с собой только нашего коллегу Юргена Тидтке. Он соавтор этого проекта с немецкой стороны, ведет школу юных моряков, знаком с морской практикой. Ему определили роль матроса и лоцмана по рекам и каналам Германии. Для него это был первый в жизни дальний переход. Он первый из немцев Северной Рейн-Фестфалии сто совершил такой переход в 4000 км. до Украины. Подготовился он основательно, карты, форма специально для моря и реки. Продуктов загрузили по полной программе – хватило нам бы на 2 месяца. Был черный специальный хлеб на случай шторма, в герметичной упаковке.

     Мы с капитаном уже «наотдыхались»  в Германии и с нетерпением ожидали дня отхода, у нас для этого была веская причина. О нашей яхте постоянно писала пресса, Юрген представил свой план перехода, по его расчетам мы до Запорожья доберемся не ранее чем через 5-6 недель, по моим расчетам, сделанным еще в ноябре прошлого года, мы в Запорожье должны прибыть 15 августа без захода в Одессу. Немцы в эти сроки конечно не верили. Их очень смущал наш «Меркурий-6». Никто не верил, что под 6-ти сильным движком можно проделать этот длинный путь. Мы хотели поспорить, но желающих не нашлось – это не Запорожье, да и рисковать немцы не любят. Юрген не веря в наш мотор, взял в Голландии у своего друга новый «Меркурий-15», только 2-х тактный. Мы не стали спорить, поставили его, а свой перецепили на реллинг. Нам эта перемена, как и ежедневный немецкий дождь, были не по душе. По договору, который мы с Валерой Пономаренко подписали в феврале во время визита в Оберхаузен, все расходы по нахождению Юргена на борту до Запорожья мы брали на себя. Если наш мотор расходовал бензина в час до 1 литра, в зависимости от нагрузки, то 15-ти сильный «Меркурий» кушал в час до 4-х литров. Если умножить на наш длинный путь и на 1-н Евро за литр, то выходила интересная сумма. Но у нас договор дороже денег, а украинско-немецкая дружба прежде всех евро и форинтов, впереди Украина, Черное море, Запорожье 15-го августа, мы пересчитали наши финансы и – поехали! Уж очень нам с Саней хотелось доказать Юргену и его болельщикам, что его бумажный расчет будет бит нашей Запорожской школой и профессионализмом! Мы даже предложили ему идти вокруг Европы по маршруту «Малибу». Он сказал, что это безумство, немецкие газеты и так писали, что наш переход, это «украинский смертельный номер» - это подстегивало и заряжало адреналином.

     В субботу, 17-го июля 2004 года, в Оберхаузене стояла чудная летняя, солнечная погода. Пришло много провожающих. Мы остаемся на борту втроем. Последнее фото, интервью. В сопровождении катера водной полиции уходим до шлюза, входим в первый шлюз (а впереди их еще сколько…), ворота закрываются , и мы покидаем гостеприимный Оберхаузен. Нам немножко грустно, встречали нас здорово. Я пять раз был в Оберхаузене, приезжал на поезде, прилетал на самолете, прикатил на велосипеде и автобусе, теперь был на яхте. Когда у меня немецкие журналисты спросили как я прибуду в их город в 6-й раз – я ответил, что через 5 лет выйду на пенсию и приду к ним пешком! Они просили сообщить им – они мне вышлют 6 пар кроссовок фирмы «Адидас» на путь до Оберхаузена.

     Мы шли по каналу Ауйсбурга, где нас ожидал Рейн со встречным течением. Нас еще провожали друзья Юргена, нам махали руками с мостов через  канал.

      Юрген сидел на радиостанции, волновался, держал связь с водной полицией в Ауйсбурге, она должна была нам в Ауйсбурге обеспечить буксировку вверх против течения. В Германии полиция выполняет и функции оказания разной помощи. Мы выходили в Рейн, а нас уже ожидала легкая самоходка «Посейдон». Приняли от нас буксировочные концы, мы попрощались с полицией, и пошли вверх по Рейну. Движение очень интенсивное, туда-сюда, большие, малые, и мы – самые маленькие. Привыкаем к обстановке. У Юргена первая потеря, ушли под воду дорогие очки, даем ему свои, подешевле – за 15 гривен. Пошел отсчет километров и времени домой – на Украину в Запорожье.

     Остался сзади Ауйсбург, по борту Ессен со своими металлургическими заводами «Тиссен» на берегу. Все работает, но такого смога как у нас нет, Экология у них в полном порядке. Нас обгоняют, идут навстречу самоходки, толкачи под голландским, бельгийским, даже английским флагами. Везут уголь, руду, зерно, металлопрокат. Нашего, украинского флага не видно, встретили только российский из Санкт-Петербурга, на наш украинский - приветственный гудок, приятно.

     К вечеру добираемся до Дюссельдорфа – 80 км. от Оберхаузена вверх по Рейну. Заходит грозовая туча, и следом в течение 2-х часов гроза и ливень – Юрген в каюте передает информацию домой по мобилке – мы на руле в кокпите.

     Первую ночь на обратном пути проводим у борта «Посейдона». Знакомимся с капитаном, с его женой и 2-мя детьми, мальчик и девочка, на самоходке больше никого нет. Жена выполняет роль матроса – семейный подряд, судно то частное, все посчитано, все для семьи. У немцев культ семьи на первом месте.

     Подъем в 4 утра и вперед, времени на раскачку нет. По Рейну нам идти 450 км. до Майнца и уходить на Майн. Проходим знакомые нам Кельн, Бонн. Большие красивые города. За буксировкой есть время рассмотреть ландшафт. В горной части много замков времен крестоносцев (вспоминаем историю). Каждый оборудован или под жилье или под гостиницу. Много ухоженных виноградников, виноградные ряды расположены на крутых горных спусках вертикально. На следующей ночевке встретили 2-х украинских матросов на голландском судне. Они были удивлены, увидев здесь украинскую яхту. Пообщались через борт, они довольны оплатой за работу, но скучают по дому. В месяц они получают 1.500 Евро.

     Рейн начинается в Альпах, поэтому вода чистая и холодная, но сильное течение на всем пути требовало от нас постоянного внимания. Прошли знаменитые места, о которых писал Гёте, сидя в одном из этих замков. Видели островок, на котором гранитная  Лоралей до сих пор ждет своего героя. По этому поводу Юрген прочитал стихи нам на немецком языке. Для него все было интереснее, чем нам, он постоянно звонил домой, знакомым, в газету и всем говорил «Супер!». В некоторых местах течение было сильнее, чем на Дунае и удерживать яхту на курсе нам вдвоем с Александром было сложновато. Вдвоем держали румпель, а его вырывало из рук.

     Мы знали, что будет Франкфурт, потом Майнц, и по Майну мы спокойно сможем идти под своим двигателем. Без особых приключений мы и добрались до Майнца. Здесь Рейн был шире и течение меньше, Попрощавшись с немецкой самоходкой и сфотографировавшись на память, мы повернули на Майн. Для нас с Александром это было большое событие – нам больше не бороться со встречным течением, только вниз. Юрген тоже разделил нашу радость бутылкой пива. Воду он практически не пил, и загрузил в Оберхаузене 120 банок пива. Я не пьющий, на его пиво не посягнул, а кэп к пиву относился равнодушно.

     Выйдя в Майн, сверили время, Рейн прошли за четверо суток, график выдерживаем.

     По Майну нам идти 450 км. до канала, но здесь начинается система шлюзов, они работают до 2200 и с 600 утра. Тактика у нас такая – выбираем судно идущее впереди, стараемся не отставать до ворот шлюза, и за ним идем в шлюз. Ожидает наш «ключ» (так мы прозвали), ожидаем и мы. От шлюза до шлюза от 5 до 15 км. Никакой оплаты и документов, по рации сообщил и жди, или заходи на «зеленый». Шлюз не высокий, за время шлюзовки можно набрать воды и выбросить мусор. Шлюзы узкие, даже удивительно, как в некоторые просто вписываются баржи со скрипом и скрежетом.

     Интересно было наблюдать, как по каналу идут большие суда, а под ними по шоссе несутся автомобили и люди работают на полях. Русло проложено выше автострад и городков.

     Наша цель порт Кельхайм и 2411 км.  –  вход в Дунай. Прошли огромный Франкфурт- на- Майне. Постоянно над нами самолеты, рядом огромный аэропорт. Читаем на бортах самолетов все авиакомпании мира. Приветствуем наши «Украинские авиалинии».

     Остановились на ночевку в Маутхаузене. Чистый уютный городок. Вспоминаем, что здесь во время войны был огромный концлагерь. Поминаем чаркой всех, кто прошел через этот ад. Юрген ругает фашизм, и присоединяется к нам с пивом.

     «Аванта» так близко проходит от берега, что посетители прибрежных кафе бросают к нам в яхту банки с пивом и сигареты. Мы благодарим за подарки, они от души желают нам успешного похода. Проходим утром Нюрнберг, опять вспоминаем историю, но остановиться в городе нет времени. Настроение у нас приподнятое, поэтому даже дождь нам не помеха.

     А вот и последний шлюз канала – Кельхайм. Уже виден Дунай, теперь для нас такой родной, табличка 2411 км. Мы выходим на фарватер, поворачиваем влево, и через 1 км. заходим в яхт-клуб. Сегодня суббота 31 июля 2004 года. Швартуемся у гостевого пирса Дунай-центр ___, так называется этот яхт-клуб. К нам подходит очень колоритный мен – в ковбойской шляпе и с бородой как у царя Николая. Приглашает нас оформиться и рассказывает какие услуги мы сможем здесь получить. Стоянка в сутки 8 Евро с горячим душем, зарядке аккумулятора – 2 Евро, и заправка бензином по тарифу 1 литр - 1Евро. На зарядку аккумулятора надо 16-20 часов, поэтому остаемся на воскресенье, отход назначен на 2 августа, понедельник.

     Сломили сопротивление Юргена, и поставили наш  шестисильный мотор, ход тот же,  а разница в расходе бензина очень для нашего кармана существенная. Отношения с Юргеном были нормальные, мы уже привыкли к немецкой педантичности, на все вопросы – ответ. Мне, кроме моего знания немецкого, часто приходилось доставать словарь.

     Мы на ровных участках румпель держим ногой, яхта легко управляется. Юрген делает замечание, так нельзя, нужно рукой, так написано в книге «Управлении яхтой». Мы, естественно, киваем головой, и … рулим ногой. Он постоянно держит рацию включенной, а мы выключаем для экономии емкости аккумулятора. Объясняем, что пол дня ни с кем связываться не будем. Нет! А вдруг они с нами захотят связаться, отвечает он. В шлюзах он тоже дает нам указание как швартоваться. Капитан делает так, как ему лучше, он опять недоволен. Зато с удовольствием и гордостью рассказывает всем, что он путешествует к Черному морю, в Одессу, на Украину. Для немцев это очень дорогое удовольствие и престижно. Наш  Юрген- герой!!!

     Погода к нам благосклонна, тепло, солнечно, но дождевые тучи впереди в горах. Без приключений добираемся до канала. Влево уходит Майн, прямо начинается канал, и шлюзы продолжаются. Расстаемся с Майном и Рейном, они нам нравятся. Рейн своей красотой и скоростью течения, а Майн своим спокойным нравом. Он нам напоминает нашу  Московку в Дубовой роще, та же ширина, и те же берега в ивах.

     Чтобы соединить Дунай с Балтикой немцы более ста лет назад начали строить Майн-Дунай-канал длинной до 200 км. Взрывами горных массивов выравнивали русло, работа объемная, трудная, но нужная. Вот так они и соединили Дунай с Балтикой.

     В понедельник моряки стараются не выходить, но мы продолжаем наш поход, остановка вынужденная. Время на остановке проходит быстро. Немец с бородой – Пауль, по-нашему Павел, очень общителен, угощаем его водкой. Он рассказывает, что он чемпион мире по бороде. Снимался во многих американских фильмах, называет себя Николай-цвай, борода как у российского царя Николая-П – мы не противоречим. Отец у него погиб под Кишиневом в 1944 году, все ругают войну, американцев, террористов – мы все за мир и дружбу.

      Отдохнув, помыв яхту, заправившись бензином, а главное, отправили в Оберхаузен мотор «Меркурий-15», который нам был не нужен, да и лишние 40 кг. убрали с борта, курс на Регенсбург, Пассау, Линц, Вену. Вниз идем со скоростью до 18 км./час, помогает течение.

     Швартуемся в Пассау, выходим с Юргеном на берег купить хлеба, воды, сигарет. Город старинный, узкие улочки сходятся на площади. Много туристов со всех стран. Сделав покупки, возвращаемся на яхту, там ждут немецкие полицейские. Объясняют, что для стоянки надо уйти в другое место. Узнав, что мы из Украины, проверяют по компьютеру наши визы, смотрят судовые документы – все в порядке, мы свободны.  Уходим дальше. Впереди Линц, город-партнер Запорожья. Проходим Линц вечером, город не большой, лежит на холмах, много старинных зданий. Мы не останавливаемся – идем вниз. По берегу видим крупный металлургический комбинат. Сюда наши баржи возят украинскую руду и окатыши.

     На следующий вечер добираемся до Вены, опять идет дождь, но это нас не мучает. Швартуемся под мостом, над нами метро. Юрген вызывает полицию. Те сами приезжают к нам, смотрят документы, пьют немецкое пиво, шутят с нами, ставят печати и «ауфвидерзейн». Несмотря на дождь, идем гулять в город. Это же Вена, здесь бываешь не каждый год. Добираемся до ж/д вокзала, проезд в трамвае 2 Евро. На вокзале нет никакой суеты. На огромном табло расписание поездов. На Рим, Мадрид, Инсбрук, Зальцбург, бери лыжи, билет и ты уже в Альпах, среди олигархов! У нас шенгенская мультивиза – можно ехать куда хочешь. Но мы возвращаемся на яхту – завтра утром путь на Братиславу. Летим по течению вниз. На австрийской границе, в Нюнбурге  нам останавливаться не надо, теперь только в Мохаче, там заканчивается Евросоюз. Нас приветствуют австрийские жандармы, они нас помнят, месяц назад они отмечали наши паспорта и вместе пили кофе. «Ужасный» Девин пролетаем ходом, мы теперь на коне, т.е. на течении. Из-за экономии времени в Братиславе не останавливались – поговорили со Штефаном по рации и поприветствовали его словацким флагом, который он нам подарил.

     Прошли Комарон, Будапешт, добрались до Мохача. Теперь у нас проблем нет. Отметили в паспортах, рассказали о походе, сходили на рынок и дальше к границе Сербии, до нее 20 нейтральных км.

     Нам звонит Анатолий Теплов из Запорожья, рассказывает, где стоят наши борта. В Вукоберге «Чугуев», в Ново-Саде «Чигирин» - они о нас знают, могут взять до самого Запорожья. Но нам надо в Одессу. У Юргена по плану знакомство с городом, и там нас ожидают и встречают наши спонсоры – Владислав Нечитайло и Владимир Ненько, они с нами пойдут до Херсона. Звонил Валерий Пономаренко, нам готовят встречу, уточняем дату. В общем мы уже летим домой. Мечта одна, поставить парус. Его намечаем поставить в болгарском порту Лом. Заплатив 95 Евро за проход сербских вод, идем на Вуковар. Там у пирса замечаем «Чугуев». Связываемся по рации. Они только пришли. Привезли катанку, на разгрузку не менее 3-х суток.  

       Это нам не подходит, идем дальше на Ново-Сад, надо на ночь в субботу 7 августа попасть на развод моста. Здесь теперь все знакомо, и река, и ориентиры на берегу, спрашивать ни у кого не надо. Наш гость Юрген отдыхает, связывается по рации только с немецкими бортами, сообщает, что он на украинской яхте идет в Черное море, в Одессу – супер!  -  его заключение.

    В 1145  проходим, мост и в Ново-Саде, ниже по фарватеру становимся на ночь на якорь.

   По радио вызываем «Чигирин», - он молчит. Спрашиваем у сербских диспетчеров, - они его не принимали.

   Утром снимаемся с якоря и идем на Белград. В Пенчево встречаем запорожский «Архангельск», он идет на Будапешт. Передав и получив приветы, узнаем, «Чигирин» стоит под разгрузкой в пяти километрах  ниже.  Идем вниз, видим «Чигирин», подходим, разговариваем с кэпом. Он предлагает нам подождать до четверга, и он нас возьмет до Запорожья.

   Сегодня воскресенье, ждать 3 дня мы не хотим и уходим на Снедерево , там наших стоит 5 бортов.

   В Белграде мы с Юргеном выходим на берег. Зашли на рынок, купили овощей, хлеба, воды, пива, у нас все есть, можем сами идти дальше.

   В Снедерево картина та же. Все под разгрузкой, ожидать надо 3 – 4 дня. К нам относятся очень уважительно, об «Аванте» и нашем успешном походе знают на всем Дунае. Очень приятно!

   В 1640 8 июля уходим своим ходом на границу в Велико-Гредище, впереди 80 км.  Проходим засветло  Верхние и Нижние Казаны, узкое место в горах и в сумерках выходим в Раам, здесь нам все знакомо.

   Юрген спокойно спит в каюте, а мы швартуем до утра у борта «дунайца». Утром без проблем, капитания, таможня, полиция. Заправляемся уже значительно дешевле, чем в странах Евросоюза. Договариваемся с «дунайцем», что он нас возьмет до Измаила, он идет с пустыми баржами. Уходим сами, но наша скорость выше, и до Лома он нас так и не догнал, до Измаила, нас вообще ни один сухогруз не догнал.

   Проведя ночь на якорной стоянке, мы переговорили с проходившей вверх «Шепетовкой». Там уже другой капитан, но экипаж нас помнит, ну очень нам было приятно встретить тех, с кем мы начинали наш поход, в нашем успехе была и их частица участия.

   Утром в Ломе  болгарские моряки помогли нам поставить мачту, и мы, поставив паруса, понеслись вниз к городку Русса, от этого порта до Измаила было всего 499 км. Та же река, те же берега, только теперь справа болгарский, слева – румынский. В Измаиле наш агент уже готовил нам пограничный и таможенный контроль. Вниз, вниз, вниз, - домой на Украину. Уже вправо ушел Дунай на румынский канал Сулина,  он выводил все большие корабли в Черное море. Мы знали, что наш канал уже почти готов, Сулинский  72 км, а украинский – 9 км, прямая выгода идти в Черное море через Украинский канал.

   Позади румынские Браила и Галац, уже видим наше Рени, пограничники на вышках нам сигналят, по рации отвечаем, что мы «Аванта» - идем домой, в Измаил, нам желают удачи. Сердце бьется чаще, последняя излучина и мы видим Измаил.

   Все процедуры с таможней и пограничниками, а также земконтролем проходили вмести с «Медногорском», он шел на загрузку в Запорожье.

   Проблем не было, пограничники и таможенники даже извинились за длительную процедуру. Они, мол, знают, сколько границ мы прошли, и это там намного проще, но таковы правила.

   Юргену оформили иммиграционную карту, он побывал на берегу, в городе.

   «Медногорск»  взял нас до Вилково, где нас уже ожидал наш лоцман Петр Молчан. В Вилково мы задержались на сутки. Его жена, Валентина,  сварила украинский борщ с пампушками.

   Осмотрели мы украинскую «Венецию», зашли в церковь, поставили Святому Николаю свечку, он нам помогал на всем пути.  

 

   Вилково основали ликоване более 200 лет назад, теперь там живут люди 8 национальностей, у каждой своя церковь, перезвон колоколов целый день. Вместо улиц каналы, а вместо тротуаров – деревянные кладки – экзотика, но требует больших вложений для реконструкции.

    Прощались мы очень тепло, и вниз ушли сами, дальше русло Дуная до Усть-Дунайска нам знакомо.

   Мы квалифицированно прошли устье  Дуная и пришвартовались в Усть-Дунайске. Там было все празднично, готовились к открытию украинского канала и встречи президента Леонида Кучмы. Попрощавшись с пограничниками, мы взяли курс на Одессу. Выйдя по каналу в море, мы, по традиции искупали Юргена, искупались сами, выпили по чарке. Юргена мы посадили на руль, и до темноты он упражнялся  в море.

   Всю ночь нас сопровождали дельфины. В начале августа море светится. За кормой яхты светящийся след, луна. Дельфины светящимися «торпедами» рядом с яхтой и под ней – поэзия.

                              «Приходили к нам дельфины,

                              почесать о штевень  спины …»

   В семь утра вошли в Одесский яхт-клуб. Нас уже ожидали пограничники и наши спонсоры.

   Они нам сказали, что встреча в Запорожье 14 августа  в 12ºº на набережной. Мы вполне успевали  и, к нашей радости, укладывались в наши расчеты, оставив в немецком расчете целых 2 недели.

   Я познакомил Юргена с городом, он ему очень понравился – Одесса есть у нас, у них холодный Гамбург.

   В яхт-клубе встретили две немецких яхты. Одна шла вокруг Европы – за 45 дней добрались до Ялты, оттуда в Одессу, дальше в Варну и Стамбул. Яхту до  следующего года оставят в Греции. Вторая шла по Дунаю. В Румынском  канале Сулина «наехала» на  топляк , отломала киль и затонула. Румыны достали, а в Одессе наши специалисты поменяли киль. Немец с удовольствием заплатил более 2-х тысяч Евро, и определялся, куда ему идти дальше.

 

   Юрген ему рассказал о нашем переходе, безаварийном, тот только удивленно качал головой.

 

   Владислав Нечитайло, Владимир Ненько и Юрий Яндола дошли с нами до Херсона,  а дальше мы пошли сами, знакомая Каховка – шлюз – Каховское море. Ветер, парус, впереди Запорожье, на душе легко и радостно -  мы это сделали. И сделали во время, без ЧП и болезней, наверное нам помогал Святой Николай – мы в это верим.

 

   Уже возле речного вокзала встретили румынский сухогруз «Лилия Коростоянова», они шли вверх и предлагали нам буксир. Мы смеялись – мы дома. Они нас помнят по Дунаю. Позже нас догнал «Чигирин»  -  приветствовали длинным гудком.

   Первым делом мы пошли к дебаркадеру «Укрречфлота», к Анатолию Теплову и Илье Ященко.

   Именно благодаря им всё и получилось, нам было что рассказать. Дунай, такой-то километр, «ревизия» - речные, профессиональные термины, для нас знакомы.

 

   Подходим к Набережной, нас встречает мэр и теперь уже покойный Александр Панченко, родные, знакомые. Докладываю мэру о выполнении успешном походе. Хлеб, соль, подарки.

   Юрген получает именные часы от мэра, ему вручает эксклюзивные часы от немецкой стороны. Таких часов с символикой международной экспедиции всего 25 экземпляром.

   Все, поход окончен. Мы разъезжаемся по домам. Иногда ночью снятся эпизоды перехода. Мне задают вопрос «А что будет дальше?». Если к этому походу мы шли 12 лет, то к следующему, надеюсь, так много лет не понадобится.

   Есть яхтсмены, есть яхты, есть фирма «Парус-Сичь» во главе с Валерием Пономаренко.

 

 Парусный спорт любят в Запорожье и в нашей области.

 

  А самое главное есть поддержка у руководителей города.

 

  Евгений Григорьевич сказал – Давайте думайте, если будут новые проекты – приходите!

 

  Давайте думать вместе с Вами, любителями путешествий, дальних стран.

  Мечта станет реальностью!

 

                                                                                    «Вкладывайте деньги в воспоминанья,

                                                                                      Вкладывайте деньги в чудеса!»

 

 

                                                                                                                         Виктор Москаленко

                                                                                                                                  Яхта «Аванта»